Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:49 

OneMone
Такое чувство, будто наглотался пасмурного неба.
Название: Шикигами короля
Автор: OneMone
Бета: Укку, Li Jeevas
Размер: мини, 1 004 слова
Пейринг/Персонажи: Акура-Оу/Кикуити
Категория: слэш
Жанр: драма
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: Для мелких поручений и грязной работы ёкай может создать себе помощника – шикигами. Кикуити, чьё лицо скрыто под равнодушной ко всему красно-белой маской – о чём он думает? Что чувствует тот, кого создал сам кровавый Король демонов – Акура-Оу?
Размещение: с моего разрешения

Кикуити давно догадывался, что его хозяин, беспощадный король ёкаев Акура-Оу, относится к нему по-особенному. Самым очевидным доказательством этого был «счетчик неудач». Суть его заключалась в том, что в стае Акуры-Оу за промахи приходилось платить высокую цену (и разменной монетой была жизнь, с которой большинство быстро прощалось), однако в случае Кикуити всегда предоставлялся второй шанс. Так было с самого начала — с того самого дня, когда еще даже не обретший хилое человеческое тело Акура-Оу создал его.

В то время неугасимая ярость и мучительная жажда жизни владели духом короля, и потому Кикуити, черпавшему из него силы, было предначертано стать воинственным шикигами. Но, очевидно, ютилось в многогранном Акуре-Оу и что-то светлое, что передалось его хранителю и расцвело безграничной преданностью и — неожиданно — эмпатией ко всему живому. Сам Кикуити считал эти качества досадной ошибкой природы.

Когда он завершал очередную кровавую расправу и видел, как в глазах хозяина плескалась бескрайняя жестокость и насмешка над чужой слабостью, то не мог поверить, что собственное сочувствие, капля за каплей разливающееся в сердце, — тоже часть былого мировосприятия Акуры-Оу. Кикуити прекрасно знал, что у истоков его личности и всех испытываемых им чувств только одно начало — душа этого древнего ёкая.

Акура-Оу всегда был для него загадкой, отгадать которую не суждено, но дозволено наблюдать и делать выводы. Пользуясь этим, шикигами однажды осознал, что его собственная судьба, по сравнению с тем же мерзким Ятори, небезразлична Акуре-Оу. Оставалось только понять, почему…

– Кикуити, совсем разучился фехтовать? – гневно шипит Акура-Оу, поспешно оттирая огромную кляксу крови, что забрызгала его с головы до ног, когда шикигами неловко рассек человеческого мужчину пополам.

– Прошу прощения, Кирихито-сама, – Кикуити припадает на одно колено и неуклюже пытается помочь оттереть густую кровь с куртки.

Злой взгляд, размах и удар. Но, к счастью, тело Акуры-Оу настолько слабое, что на маске Кикуити не появилось и трещины. Будь это пятьсот лет назад, и шикигами остался бы без головы. Но он почему-то уверен, что хозяин не допустил бы подобного, и потому почти инстинктивно хватает хрупкую руку с кровоточащими костяшками, и бережно накрывает своей ладонью.

Кикуити знает, что в людских домах полно медикаментов, потому что без них и так короткий срок человеческой жизни сократился бы на треть. В ванной он быстро определяет местонахождение аптечки и достает оттуда бинт, готовясь оказать необходимую помощь Акуре-Оу. Помощь. Акуре-Оу. Бинтом. До него доходит как нелепы его действия, учитывая, что он так и не выпустил руки ошарашенного короля из своей, и теперь Кикуити немного страшно посмотреть в глаза напротив.

Но Акура-Оу быстро решает эту проблему.

– Глупец, – насмехается он и следующим движением здоровой руки впивается пальцами в волосы шикигами, сжимая их и наматывая на кулак.
Кикуити не сопротивляется, когда хозяин решает его наказать за самовольничество. Собрав все силы, которыми располагало это тело, Акура-Оу замахивается и впечатывает шикигами головой в белоснежный кафель.

На этот раз маска трескается и наполовину распадается, а в руках Акуры-Оу остается клок длинных серебристых волос. Кикуити слышит сдавленный вздох и поворачивается к королю лицом.

– Паршиво выглядишь, – заключает Акура-Оу, снова хватает за волосы и тянет к большому зеркалу.

Так они и отражаются – оба в бурых разводах, но кроме этого половина лица Кикуити, не скрытая осколком маски, искажена глухим сожалением и тянущейся со лба широкой блестящей лентой крови. В отражении он видит как сбитая рука Акуры-Оу тянется к его лицу, но не в силах пошевелиться из-за хватки на затылке. Бледные пальцы короля смахивают уцелевшую часть маски и мягко касаются щеки. Кикуити распахивает глаза – он не верит тому, что чувствует – и смотрит в зеркало, где ловит раздраженный и разочарованный взгляд лихорадочных глаз Акуры-Оу.

– Знаешь, почему ты такой? Верный, заботливый, – Акура-Оу ухмыляется, – неправильный убийца. Когда-то давно я пытался понять одного Лиса… своего брата. Он любил, думал, что был любим и жил ради той женщины. И я убил её. Но не из зависти – чтобы завидовать, надо хотя бы понимать, чему завидуешь. Я просто хотел понять, что такого может дать любовь, чего не даст моя сила.

– И вы стали сомневаться в своей силе, Кирихито-сама?.. – шепчет Кикуити, подставляясь ласкающей руке.

– Почти нет. Но когда я все-таки начал понимать, что такое любовь, оказалось, что она уничтожает меня. Любовь противоречит самому смыслу моего существования, но её зерно уже было во мне и травило изнутри.

– Но вы ведь избавились от неё… Как?

– Смотри внимательно.

И Кикуити смотрел, не в силах оторвать взгляд от зеркального отражения, где Акура-Оу грубо оттягивает его за волосы назад и тянется острым кончиком языка к его испачканной кровью скуле. Шикигами инстинктивно пытается отдёрнуться, но усилившаяся хватка на затылке окончательно даёт понять, что пути к отступлению перекрыты; ему ничего не остается, кроме как сомкнуть глаза и отдаться на милость своего короля.

– Зачем вы это со мной делаете?

– Я не мог уничтожить любовь, поэтому избавил себя от неё, как люди избавляются от гнева, вымещая его на другой предмет. За этим ты мне и нужен был. Ты любишь меня безотчётно и отдашь за меня жизнь. Ты – это продолжение меня, но ты не умрёшь, если полюбишь всем сердцем. Ты понимаешь цену жизни, а я – всегда на неё плевал. Ты сосуд, в котором хранится всё то, что мне не суждено почувствовать. Так может, тебе лучше умереть прямо сейчас?

Кикуити чувствует, как его сердце и без того готово вывернуться наизнанку от тошнотворной боли, но, чёрт возьми, ему дико хочется расхохотаться! Что же станет с Акурой-Оу, если не окружать его любовью? Ветреный король никогда не придавал значения отчаянно преданным взглядам, провожающим его на очередную войну, никогда не задавался вопросом, откуда у него неизменно лучшие еда, покои и женщины и тем более был без понятия, сколько ёкаев не смыкало по ночам глаз, чтобы дать ему отдохнуть. Не раз сам Томое оставался с ним до утра, ни на секунду не выпуская катану из рук.

Акура-Оу забирал чужие сердца, но не замечал этого. Был любим, но говорил, что любовь — отрава. Капризный ублюдок даже сейчас не изменял себе. И Кикуити не находит решения лучше, чем доказать королю свою правоту. Он больше не держит дистанцию изо всех сил, а льнёт к хозяину, зажимает его губы своими, требуя еще больших откровений. Но напарывается лишь на надменную ухмылку.

– Умойся, – слышит он приказ и чувствует, как тяжелые волосы свободно спадают на спину, словно ничего их и не удерживало, и холодит щеку, которой еще пару секунд назад игриво касался Акура-Оу.

@темы: PG - PG-13, Акура-оу, фанфик

   

Kami-sama Hajimemashita

главная