Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:33 

По воле сердца, фанфик

Kami-sama Hajimemashita
Название: По воле сердца
Автор: Лэрт Раота
Фэндом: Kami-sama Hajimemashita/Очень приятно, Бог!
Пейринг:Томоэ/Нанами
Рейтинг: PG-13
Жанр: гет, romance
Размер: мини
Статус: завершён
Таймлайн: после окончания аниме
Предупреждения: ООС

- Судя по тому, что я вижу постоянно по всем углам, договоры вы заключаете с завидной частотой! – Мизуки ехидно прищурился.
Нанами отвернулась, чувствуя, что краснеет – с тех пор, как Мизуки успокоился и перестал приставать к ней, все стало и лучше и хуже одновременно. Лучше – потому что он превратился в верного и преданного хранителя и друга, а хуже – потому что змеиная сущность вылезла наружу, показывая истинный характер и нрав Белого Змея. Коварный, ехидный, острый на язык, в общении Мизуки был довольно сложным существом. Добрый по натуре, он не умел держать язык за зубами, за что постоянно получал от собеседников, особенно, если они превосходили его по силе, не важно, физической или магической. Одна Нанами не обижалась, понимая, что к наделенному сверхъестественной силой демону совершенно неприменимы мерки человеческой морали. В конце концов, характер у Томоэ еще хуже.
- Мизуки, ну почему ты такой болтливый, хуже любой девушки, честное слово! – Момозоно вздохнула, радуясь, что её Лис не слышит, что сейчас ляпнул второй Хранитель. Иначе точно быть бы драке. Причем, магической, со всякими волшебными штучками и приемами. И, конечно же, Мизуки окажется побежден – он вообще драться умеет плохо, нет у него нужного запала и эмоций, а все равно лезет. Все-таки парни - что человеческие, что демоны - везде одинаковые, лишь бы кулаками помахать.
С тех самых пор как Нанами удалось изгнать Паука земли и устроить фестиваль в Храме, чтобы привлечь людей, многое изменилось. И, хотя ни Нанами, ни, тем более, Лис не говорили об этих изменениях, но они были, и их нельзя было не заметить.
Томоэ стал более сдержанным, не так часто ворчал и гораздо реже высказывал свое недовольство ею, что раньше происходило постоянно. И не смотрел на неё свысока, как на обычную никчемную девчонку. Вернее, смотрел, но уже не так высокомерно, хотя, конечно же, Нанами прекрасно чувствовала, что Томоэ сильнее, мудрее и старше. Но в то же время она ощущала такую сильную защиту, что знала точно – можно не бояться ничего и никого, пока её первый Хранитель рядом.
Она сама стала спокойнее и взрослее, после того, как ей пришлось пробудить в себе настоящую силу Богини. Правда, умнее вести себя не получалось, что она с грустью констатировала, стоило оборотню появиться в поле её зрения. Глупое сердце начинало стучать, как сумасшедшее, ноги слабели, а щеки по цвету могли соперничать с вишнями, заставляя стыдиться своего поведения даже перед самой собой. Лис же делал вид, что ничего не происходит, за что Нанами была ему горячо благодарна, хотя, если честно, порой ужасно хотелось от Томоэ более материальных проявлений его неравнодушия.
Нанами находилась, что называется, в подвешенном состоянии, не зная точно, как к ней относится оборотень. Иногда он мог просто посмотреть на неё так, что девушка плавилась от одного только сиреневого взгляда, чувствуя, как она с головой погружается в бурлящее море страсти. В такие минуты Нанами ощущала, что её любят и желают, что она дорога Лису не только как богиня и хозяйка храма, а сама по себе. Но бывали моменты, когда взгляд Томоэ становился совсем отрешённым, и, казалось, он смотрит сквозь неё, совершенно не замечая. В эти минуты Нанами страстно желала залезть в мысли своему Хранителю и узнать, о чем, и, главное, о ком он думает. Она знала про его бывшую возлюбленную, понимала, что требовать от оборотня забыть её – верх глупости и эгоизма, но ничего не могла поделать с ревностью, которая разъедала изнутри, словно кислота, иссушая душу и сердце.
Нанами не понимала, как же на самом деле к ней относится Лис и это вызывало в душе ужасный раздрай. Нет, конечно то, что Томоэ стал к ней гораздо ближе после фестиваля в храме сомнениям не подвергалось, но и то, что он молчит и, естественно, ничего не скажет о своем истинном отношение к ней, хоть на куски его режь, тоже было ясно. Девушка видела, что Томоэ испытывает её и её характер на прочность, и изо всех сил старалась соответствовать. Вести себя как настоящая богиня, заботиться о людях и ёкаях, попадающих под её ответственность, выслушивать молитвы страждущих и улучшать свои навыки в заклинаниях.
Но иногда становилось просто невмоготу «держать лицо». Хотелось просто покоя, участия и… опустить голову на плечо Томоэ. Нанами знала, что такой роскоши не может себе позволить, просто потому, что Лис посмотрит на неё как на ненормальную букашку, которая непонятно что хочет от демона-хранителя.
Поцелуй Томоэ в беседке после фестиваля Нанами вспоминала с замирающим сердцем, но, к её смущению и изумлению, еще более трепетные воспоминания вызывал в ней другой поцелуй. Когда во время битвы с Пауком она, танцуя, упала и чуть позорно не погибла, подставив их всех. Тогда Томоэ, метнувшийся к ней, задержал ненадолго проклятую тварь, а сам прижался губами к её руке с таким благоговением, что девушка почувствовала в себе силы сразиться с кем угодно, хоть с целым выводком подобных чудовищ, лишь бы ощущать такую же безысходную и бесконечную нежность оборотня, как в тот миг.
Но она понимала, что те несколько секунд были единственными, когда Томоэ так раскрылся перед ней, а сколько душевных сил на это потребовалось гордому оборотню, ей даже трудно было представить.
И потом – он больше ни разу так трепетно не касался её, хотя они несколько раз целовались в общей комнате, и на крыльце как-то вечером, и возле колодца, когда оба синхронно наклонились над деревянным срубом, чтобы проверить старую легенду, что даже днем на дне колодца бывают видны звезды. В общем, неизвестно, что увидел оборотень, но у Нанами звезды под закрытыми веками точно вспыхнули яркой россыпью, когда твердые губы Лиса прижались к её собственным.
Нанами все время казалось, что Лис сдерживает себя, но какие именно чувства прятались за этой сдержанностью, могла лишь догадываться. Все, что угодно, вплоть до равнодушия или жалости… хотя нет, жалость Лису была не особо свойственна. Из жалости он не стал бы… а вдруг стал?
В общем, Нанами находилась в глубоких и не слишком веселых раздумьях по поводу отношения Томоэ к ней, и слова Мизуки, которые могли бы приободрить, вызвали в ней вялое раздражение и совсем не улучшили и так мрачное настроение. Потому что, такое вот подвешенное состояние, когда ты, вроде бы, нужна, но тебе этого не говорят, очень даже нервирует и огорчает. Хотелось определенности, как в любых отношениях, пусть даже участниками этих отношений были богиня и оборотень. Но разве это что-то меняет, когда дело касается любви?
- Я пойду, прогуляюсь… тут, рядом, не беспокойся! – Нанами через силу улыбнулась и поспешно вышла за дверь, чтобы поплакать в одиночестве, без свидетелей. Огорченный Мизуки виновато посмотрел богине вслед, понимая, что он опять что-то не то сказал, но идти за девушкой не посмел, осознавая, что она хочет побыть одна.
Нанами спустилась с дощатой террасы и побрела в сад, печально обозревая окрестности. Лето закончилось, и, хоть было еще тепло, в воздухе уже чувствовалось дыхание осени. Девушка медленно подошла к большой яблоне, чьи листья уже тронула легкая осенняя желтизна.
- И что ты тут делаешь? – вдруг раздался за спиной знакомый голос Лиса, от которого в дрожь бросало, а руки начинали слегка дрожать.
- Гуляю, - Нанами собрала все свое мужество и поглядела прямо в сиренево-лиловые глаза оборотня.
Почему-то именно сейчас находиться наедине с Хранителем было неловко. Нанами всегда казалось, что Лис видит её насквозь, а сейчас прозрачный осенний вечер словно помогал ему, истончая воздух до тонких воздушных лезвий, пронзавших плоть и душу.
- Идем в дом, прохладно для гуляний, - Томоэ строго поджал губы, протягивая руку и сжимая тонкую ладошку хозяйки.
- Погоди… давай еще пару минут тут побудем, - Нанами внезапно стало грустно от того, что даже побыть с Лисом наедине она не может, потому что сам Томоэ хочет как можно скорее затащить её в дом и отправить в комнату, чтобы не бродила где попало и не мешала Хранителю исполнять свои обязанности.
- Нанами, почему ты в последнее время так грустишь? – вопрос был задан тихо, но очень внезапно. Девушка растерянно смотрела на Лиса, который, слегка прищурившись, не отрывал взгляда от её лица. И она тут же поняла, что правду сказать ему она никогда не сможет. Если он не понимает сам, то нет смысла говорить много ненужных и бесполезных слов.
- Тебе кажется. Томоэ, - Нанами сама поразилась, как спокойно и безнадежно прозвучал её голос. – Конечно же, все хорошо, и я всем довольна.
- Не лги, - Лис неожиданно сжал её ладонь сильнее, а тонкие брови сурово нахмурились. – Я твой Хранитель, забыла? Я же чувствую тебя, как самого себя.
- В таком случае, зачем спрашиваешь? – девушка силилась улыбнуться, но с ужасом понимала, что сейчас просто позорно разревётся. - Если бы ты так хорошо все чувствовал, то не спрашивал бы… ладно, ты прав, идем уже в дом. Я устала и хочу к себе… если здесь, конечно, есть хоть что-то моё.
- Глупая, - Лис вдруг улыбнулся, хищно, но нежно обнимая растерявшуюся богиню. – Какая же ты все-таки… глупенькая. Здесь все твое. И дом, и храм. Каждая травинка в саду и каждая капля воды в колодце.
- Угу, - девушка печально кивнула, устало опуская голову на плечо оборотня, и её губы изогнулись в горькой улыбке. – Только мне все это не нужно, понимаешь?
- А я? – вопрос был таким внезапным, что Нанами сначала подумала, что плохо расслышала. – Я тоже не нужен?
- Почему ты… причем тут ты? Что за странный вопрос, Томоэ? - пролепетала она, закусив губу, как делала всегда в моменты переживаний.
- Я сказал тебе, что здесь все твоё. И я тоже принадлежу тебе, - Лис произнес это таким обыденным тоном, словно сообщал, что на обед будет рисовая лапша. Но Нанами, как бы она не была ошарашена, ощутила волнение в голосе оборотня.
- Ты… разве ты можешь принадлежать, Томоэ? – Нанами усмехнулась, не понимая, с чего это вдруг оборотень ведет такие странные разговоры.
- Тебе – да, - спокойно кивнул Томоэ, но нервозность, с которой он сжал плечо девушки, выдавала его беспокойство.
- Разве что, как Хранитель, - обреченно кивнула Нанами. Первая слеза медленно поползла вниз по щеке.
- Я все-таки был прав, - Томоэ склонил голову набок, пристально изучая лицо занервничавшей и расстроенной богини. – Ты маленькая, глупая школьница, по воле случая и разгильдяя Микаге ставшая богиней земли. Я уже говорил тебе, что нахожусь рядом с тобой, потому что так мне говорит мое сердце. Но, если ты не понимаешь меня, мне придется повторять это, пока до тебя не дойдет. Сам не могу понять, почему я тебя так люблю?
- Что? – Нанами во все глаза смотрела на оборотня, не замечая, что слезы уже текут из глаз, и сдерживать их бесполезно. – Томоэ… ты имеешь в виду…
- Только то, что сказал, - Лис прижал к себе девушку крепче, для верности еще обнимая за талию серебристым хвостом. – Как можно этого не понимать и ходить все время с таким подавленным видом? Я сам чуть не впал в депрессию – думал, что ты переживаешь из-за чего-то, что я не могу дать тебе. Нанами, надеюсь, это не так? Я нужен тебе… не только как Хранитель? И не стесняйся, прошу, я же все равно всё чувствую, но вы, люди, такие странные существа. Вам обязательно нужно все дублировать словами. Если тебе так важно именно слышать, могу повторить…
- Ох, подожди, Томоэ, - прервала оборотня Нанами, пытаясь успокоиться и трезво воспринять происходящее. – Помолчи, пожалуйста… посмотри на меня.
Она с пытливой надеждой вгляделась в лицо Лиса, ощущая, как радость и счастье взаимного чувства изгоняет осень из её крови.
- Молчу и смотрю, - Хранитель улыбнулся, и девушка поразилась тому, сколько нежности и любви было в улыбке обычно жесткого демона. – Но хочу сказать тебе, что ты мало что разглядишь: я не слишком эмоционально умею выражать чувства – с мимикой лица у меня проблемы.
- С мозгами у тебя проблемы, - фыркнула Нанами, счастливо улыбаясь, как человек, который уже падал в пропасть и был внезапно спасен совершенно чудесным образом. – Ты же мне все нервы вымотал… ну почему ты не мог сказать мне все это раньше?
- Боялся… немного, - Лис виновато пожал плечами, осторожно стирая слезы с щек зарёванной богини. – И, наверное, не был уверен до конца, что я правильно понял тебя… и себя. Тебе нравилось со мной целоваться, но любовь – гораздо более тонкая материя. Я не мог позволить себе ошибиться и потянуть за собой тебя. Наша ошибка могла обойтись этому миру слишком дорого.
- Но теперь ты знаешь точно, что ты… что я нужна тебе? Не только как богиня, а вообще… - Нанами замялась, краснея. – Прости, я еще не умею правильно выражать свои мысли и чувства и мне… странно и хорошо. Очень хорошо.
- Да, теперь я знаю, - от произнесенной короткой фразы веяло такой уверенностью, что Нанами ни на миг не усомнилась в честности своего Хранителя. – Поэтому больше не смей сомневаться в себе, во мне… в нас.
И Лис, не давая девушке времени на ответ, поцеловал её, вкладывая всю свою нежность и страсть в этот поцелуй. Он ощущал, как в груди разрастается счастье, которого он столько сотен лет был лишен, тоскуя об ушедшей любви, будучи уверенным, что больше это волшебное чувство никогда не согреет его душу.
И теперь, держа в своих руках хрупкую девушку, он благодарил небо за то, что все-таки ошибся и нашел ту, с которой будет рядом вечность. А если она останется смертной, он уйдет за порог вместе с ней, выпросив разрешение у Короля Демонов. И они все равно будут вместе.
Но все это так далеко и скрыто, а самое главное сейчас то, что она улыбается в его объятиях.


@темы: Томоэ, Нанами, Мизуки, PG - PG-13, арт, гет, фанфик

URL
Комментарии
2017-06-18 в 11:20 

Это шикарно!

URL
   

Kami-sama Hajimemashita

главная